Петр Порошенко: Я не собираюсь проводить социологический опрос, защищаться Украине или нет

20.12.2018, 21:06
Петр Порошенко: Я не собираюсь проводить социологический опрос, защищаться Украине или нет - фото 1

До 26 декабря в 10 областях Украины действует военное положение. ,

Что оно даст украинской армии, откажется ли Украина от части Азовского моря и Керченского пролива, дабы не дразнить соседа, и что будет делать в случае открытой агрессии России, а еще о том, где искать ключи от мира на Востоке страны, – читайте во второй части эксклюзивного интервью Петра Порошенко 34 каналу.

- Мы, безусловно, наблюдаем за тем, что происходит на границах Украины. На пресс-конференции Вы сказали, что 10 % техники с российской стороны отведены. Но насколько напряженной остается ситуация на границе?

- Техника была доставлена и остается. Ее – незначительное количество. Речь идет не только о танках, а и о системах залпового огня, артиллерийских установках, бронированных машинах, личном составе, боеприпасах. Речь, в первую очередь, о том, что создает возможность внезапной атаки, проведения широкомасштабной операции по суше российских вооруженных сил. И, безусловно, у нас не было другого выхода, кроме определенного законом решения касательно введения военного положения. В полной мере это нужно использовать для улучшения боевой слаженности, для обеспечения передвижения и передислокации войск. В том числе целых бригад с полигонов Широкий Лан, Гончаровский и других. Мы должны выстроить линию обороны, которая не разрешит российскому агрессору быстро передвигаться по территории Украины, и значительно увеличить цену, которую Россия заплатит, если будет принято это абсолютно преступное и безответственное решение. Это мои функции и мои полномочия как Верховного главнокомандующего ВСУ.

Много украинцев, и мне об этом сообщали, были шокированы той атмосферой, которая была в парламенте во время обсуждения. И только благодаря ответственной позиции фракций, которые поддержали указ Президента, ответственной позиции главы Верховной Рады решение было принято. И те, кто ужасно критиковал закон, ответственность на себя брать побоялись и военное положение поддержали. Я четко определил: первое – это никак не повлияет на сроки проведения президентских выборов. Я обратился к главе Верховной Рады, чтобы он внес и проголосовал постановление о дате проведения выборов.

Второе: мы подчеркнули, что, если не будет вторжения, ограничений конституционных прав и свобод для граждан – ничего из того, чем запугивали политиканы: комендантский час, изъятие имущества, принудительная мобилизация, – не будет.

Но я не собираюсь в случае открытой агрессии, как мне предложили некоторые на пресс-конференции, идти и проводить социологический опрос: будем ли мы оборонять государство или нет? Это моя конституционная обязанность. И я буду делать все, чтобы защитить государство. В том числе от подобного сценария «пятой колонны», которая пытается подорвать стабильность и единство государства изнутри. Допустить повторение событий, когда УНР была уничтожена внутренними разногласиями и коварным поведением России, мы больше не можем.

- Манипуляции вокруг военного положения продолжаются. Станет ли за эти три недели, а в конечном результате – месяц, наше государство сильнее?

- На 100 % сильнее. Как я сказал, идет передислокация войск, усиление военной техникой, обеспечение переподготовки и резерва первой очереди, выстраивание вдоль украино-российской границы и Азово-Черноморского бассейна линий обороны, которые позволят дать быстрый отпор агрессору, подготовка и координация нашего международного содружества, в том числе со странами – партнерами НАТО. Вы видели, что из Брюсселя, со штаб-квартиры НАТО, я привез целый ряд техники, которая значительно повысит эффективность и оборонные возможности нашего государства с точки зрения радиоэлектронной борьбы. То есть сделано много. Хочу поблагодарить и правительство, потому что правительство приняло ряд постановлений, которые укрепляют обороноспособность государства, и военное положение пока что необходимость своего введения полностью оправдывает. Но нужно держать порох сухим и быть готовым дать отпор агрессии.

- Министр обороны Степан Полторак заявил: когда Украина будет готова, она направит наши военные корабли через Керченский пролив. Насколько реальны сроки, когда это может произойти? И нет ли у Киева намерений до 26 декабря направить корабли через Керченский пролив – до завершения военного положения, ведь это может спровоцировать эскалацию?

- Во-первых, мы будет требовать жесткого соблюдения международного права, в том числе касательно свободы судоходства в Керченском проливе и Азовском море. Де-факто Россия, в том числе это было причиной для введения военного положения, оккупировала часть Азовского моря и Керченского пролива. Смириться с этой оккупацией, чтобы не дразнить Россию, мы не собираемся. У нас есть двухсторонний договор, международное право, конвенции ООН. Азовское море – это внутреннее украино-российское море. Мы будем требовать обеспечения его статуса.

Касательно передислокации конкретных кораблей – это компетенция командующего ВМС, командующего ВСУ, как максимум — министра обороны Украины. Это полностью их полномочия. Я, как Верховный командующий ВСУ, дал поручение сделать соответствующую координацию с нашими партнерами по НАТО касательно их необходимости информирования, обеспечения, освещения, четкого и жесткого соблюдения международного законодательства, международного права при организации подобной ротации. Это право Украины, мы будем бороться за наши права. Так же, как и будем бороться за освобождение наших моряков, за возвращение украинских кораблей и свободы судоходства в Керченском проливе.

- Минский процесс поставлен на паузу. Президентские выборы смогут перезагрузить этот процесс? И что, по Вашему мнению, может ускорить завершение военного конфликта?

- Ключи от освобождения пленных, ключи от мира находятся не в Минске и не в Вашингтоне, не в Брюсселе и, к сожалению, не в Киеве. Они находятся в Москве. Как только Москва приняла решение освободить пленных, обменять их, мы год назад, в декабре, провели этот обмен. Сегодня для того, чтобы прекратить санкции против России, этой стране достаточно сделать лишь несколько простых вещей: первое – забрать свои войска с оккупированных территорий, второе – восстановить контроль на неподконтрольном участке украино-российской границы, третье – обеспечить деэскалацию и отвод тяжелого вооружения. Кроме своих войск пусть заберут и свои танки, артиллерию, системы залпового огня. Они нам не нужны. И украинцы между собой очень быстро найдут общий язык. Потому что понимание и разочарование, которое есть и на оккупированных территориях, и в Крыму, на сегодняшний день более чем очевидно. Они попали в российскую ловушку. Россия не хочет брать на себя этот чемодан без ручки. Потому что эти территории, эти люди им просто не нужны. Сегодня Лавров четко сказал: "Нам нужна вся Украина. Мы заберем оккупированные территории и потеряем Украину. Мы же не этого хотим". Я был в шоке от такого откровения дипломата страны – агрессора. И к этому добавить нечего. Им не нужны оккупированные территории, они пытаются через них манипулировать всей Украиной для того, чтобы не допустить роста нашей экономики, успешного проведения наших реформ, направления движения в ЕС и НАТО, построения ВСУ, независимой церкви, консолидации международного сообщества вокруг Украины. Всего этого они не ожидали. Это очевидный успех Украины – также как ряд других направлений. И сейчас Россия пожинает плоды своих абсолютно авантюрных и безответственных действий.

Что будет с аэропортом Днепра, и в каких вопросах Днепропетровщина может рассчитывать на Президента – читайте в третьей части интервью Петра Порошенко завтра, 21 декабря.

РЕКОМЕНДУЕМ