Майдан: Закулисье

05.02.2014, 14:07
Майдан: Закулисье - фото 1

Я – журналист. Я был в Киеве на Майдане Независимости. Приехал туда за сутки до начала трагических событий, связанных с гибелью активистов на баррикадах улицы Грушевского. За короткий отрезок времени пребывания на Майдане, мне пришлось по 8-10 часов бегать от баррикад до пресс-центра, вдыхая черный дым горящих скатов, перенося нестерпимое жжение лица от слезоточивого и перцового газа, на ходу глотая теплый чай с замерзшими бутербродами. Но я не жалею об этом. А жалею я о том, с чем пришлось столкнуться вернувшись домой. Для любого журналиста даже несколько часов пребывания в местах чрезвычайных событий дает огромный объем материала. Но, как оказалось, в Кривом Роге правда о Майдане не нужна никому. Власти она не нужна, т.к. может повлиять на спокойствие города, борцам с властью она не нужна, т.к. их методы протеста не всегда чисты и непорочны, как они это преподносят. Когда я предложил материал об отдельном эпизоде из жизни Майдана некоторым изданиям и новостным интернет ресурсам, мне в публикации отказали, заподозрив меня в написании заказной статьи. У меня нет ни малейшего желания оправдываться от подобных оскорбительных подозрений. Моей главной миссией является донесение людям объективной правды о событиях, не попавших в видоискатели фото и видео камер.


Вот этот материал:

Любой человек должен, просто обязан иметь свое мнение. Если мнения нескольких людей совпадают, они становятся единомышленниками и привлекают на свою сторону таких же, или переубеждают не определившихся. Но есть люди, которые в силу профессиональной принадлежности не имеют права руководствоваться личностными убеждениями при исполнении служебных обязанностей. Это судьи, прокуроры, врачи… и журналисты.

Вне всякого сомнения, не все журналисты честны и объективны в своих суждениях, выводах. Основная масса отображает позицию своего работодателя: корпоративные СМИ славят своего капиталиста, муниципальные газеты и телеканалы подают выверенную чиновниками информацию, партийные рупоры прославляют идеологию, лидеров и т.д. И только малая горсточка независимых Интернет-ресурсов, а так же самостоятельных блогеров, могут позволить себе такую роскошь, как объективное и не заангажированное освещение правдивой информации.

Чтобы понять, что происходит на Евромайдане в Киеве, газет, Интернета и телевидения не достаточно. Слушать прибывших оттуда партийных активистов и общественных деятелей - смысла нет. Все они характеризуют Евромайдан с выгодной им позиции. Для понимания происходящих там событий, нужно побывать на Майдане самому. Мне удалось это сделать в разгар самого трагического периода революционного движения, когда на ул.Грушевского начали гибнуть люди.

Описать всю широту и многогранность такого общественного явления, как Евромайдан (или, как говорят многие, просто Майдан) довольно затруднительно в рамках ограниченного редактором лимита статьи. Поэтому расскажу отдельно взятую историю, которая ни в коем случае не характеризует Майдан в целом, а просто имела неосторожность попасться мне на глаза.

На Майдане существуют и постоянно пополняются «отряды самообороны». Их костяк, в основном, состоит из тех, кто является наиболее яростным приверженцем самой радикальной оппозиционной партии. Не могу утверждать о процентном соотношении партийной принадлежности, но говорят в этих отрядах не на литературном украинском, а с характерным акцентом в речи населения граничащих с Евросоюзом областей. Хотя некоторые бойцы часто переключаются на русский, что явно подтверждает их принадлежность к выходцам из Центральной и Восточной Украины. Много бойцов в самообороне – киевляне. Отряды самообороны четко разделены по своей функциональности, одни охраняют периметр Майдана, другие периодически сменяются на Грушевского, иные обеспечивают охрану занятых активистами зданий. Но самым мощным, можно с уверенностью сказать, элитным подразделением этого формирования является ограниченная команда бойцов, которые занимаются вычислением провокаторов, курсирующих по территории Киева и Майдана. В этом подразделении все одеты по форме (армейские камуфляжи). У каждого есть шапочка-маска, высокие армейские ботинки, многие имеют бронежилеты, у некоторых наручники и милицейские дубинки. Самым модным и, естественно, главным в отделении является тот, у кого есть рация. Руководитель отрядов самообороны находится в Штабе национального сопротивления, который расположился в Доме профсоюзов. Именно туда и приводят всех пойманных «титушек», которых, по официальной версии, демонстрируют прессе в конференц-зале, фотографируют, переписывают данные и передают работникам милиции за периметром Майдана. Некоторых периодически выводят на главную сцену Майдана и придают всенародному осуждению, принуждая приносить извинения и добровольно переходить на сторону активистов. Это то, что все мы видим в Интернете и по телевизору. Но есть отдельные моменты, которые в огромном потоке информации простой обыватель не замечает.

Однажды вечером, пресс-центр Штаба национального сопротивления взбудоражила новость: поймали около 30-ти «провокаторов» из Полтавы. Все похватали фотоаппараты и побежали в конференц-зал. Там находилось несколько человек взъерошенных парней, на которых без усталости и перерыва матом орал какой-то низкорослый дикий самообороновец, не обращая внимания, что в зале полно журналистов. Пойманных парней заводили по 3-5 человек, предварительно обыскивая в фойе второго этажа. Когда их поднакопилось на сцене около 20-ти, выход на сцену заблокировали бойцы самообороны, преградив путь СМИ. По бокам сцены расположены декоративные стенки, за которые некоторых задержанных заводили, а потом выводили, нагнув голову вниз. Мне стало интересно, что там происходит, и я подошел поближе. После того, как за стеночку завели очередного полтавчанина, я услышал глухие звуки ударов. Не привлекая к себе внимания, я издали заглянул за кулисы и увидел, что недавно оравший самообороновец бьет не очень крепкого хлопца кулаками в живот, с локтя в грудь, с колена по печени и т.д. В партере стоял комендант Евромайдана Андрей Парубий, к которому я подошел и поставил его в известность о происходящем. Скажу честно, что, услышав мою русскую речь, он даже не посмотрел в мою сторону. Последний раз со мною такое было, когда, будучи пионэром, я на Первомае дарил цветы какому-то дядьке из областного руководства компартии. Все же, пришлось настоять на том, чтобы Парубий заглянул «за лаштунки». В этот момент как раз били очередную жертву. Дядя комендант наругал бойцов за неподобающее поведение и больше из полтавских никого не били, по крайней мере в присутствии прессы. Позже привели еще пару человек из Полтавы, но уже с заблаговременно разбитыми носами и лбами. Их выдернули прямо с постели одного из хостелов, в котором разместили организаторы командировки. Как выяснилось, ранее пойманные «титушки» сдали все базы расквартированных товарищей.

Многие из этих парней говорили, что после обысков так и не смогли вернуть себе дорогие телефоны и деньги. Но это информация документально не подтвержденная, а значит, надуманная. Странно, но «бригадиров» этих провокаторов никто не бил. Может из-за их размеров? (см.фото)

Что же касается моего личного впечатления, как человека беспристрастного, ситуация с бойцами самообороны, которые ловят провокаторов, была самым не приятным впечатлением от Майдана. Кстати, кто «провокатор», а кто «не провокатор» бойцы самообороны определяют по собственному усмотрению, и их выбор обжалованию не подлежит. Поведение этих на вид вполне приятных и нормальных парней напомнило мне эпизоды советских кинолент о бесчинствах той части местного населения городов и сел, которые на левой руке носили повязки с надписью «Полицай». Хотя ведут они себя аналогично тем парням в касках и серых камуфляжах, на спинах которых белыми буквами написано название величественной горной птицы.

Алексей КУЩ

Источник: ИА "Кривбасс On-Line

 

РЕКОМЕНДУЕМ