Годовщина терактов в Днепропетровске: жизнь после взрывов (Видео)

29.04.2013, 13:45

27 апреля исполнился год, как в Днепропетровске прозвучали взрывы27 апреля исполнился год, как в Днепропетровске прозвучали взрывы. Это был первый в Украине террористический акт. Он всколыхн

 

27 апреля исполнился год, как в Днепропетровске прозвучали взрывы. Это был первый в Украине террористический акт. Он всколыхнул всю страну. Всего в четырех взрывах было ранено 29 человек. Накануне годовщины трагических событий журналисты программы «Детали» встретились с пострадавшими. Вместе с ними вспомнили, как это было и спросили: какая она, жизнь после взрывов.

11:45— первый взрыв разорвал жизнь Днепропетровска пополам. Вскоре прозвучал и второй. Яна — студентка монтажного техникума, тогда во время перерыва вместе с товарищами была на улице — на аллее влюбленных. От взрыва девушка едва не лишилась глаза. Сейчас студентка продолжает учебу. О взрывах напоминают лишь шрамы и страх перед урнами и машинами.

Валерий Владиславович — жертва третьего взрыва. Он тоже вышел на перерыв с работы. И потерял руку. Сейчас мужчина привыкает к протезу, который ему установили за средства государства. Он подал иск на террористов. Деньги собирается отдать людям, которые помогали ему после трагедии.

«Террористов» задержали 31 мая. По версии следствия, их четверо. Виталий Федоряк, Виктор Сукачев, Лев Просвирнин и Дмитрий Рева.

Они молодые и образованные. Мотив простой, утверждает сторона обвинения — жажда наживы. Уже 8 месяцев Индустриальный районный суд Днепропетровска пытается установить вину каждого. Лев Просвирнин и Дмитрий Рева полностью открещиваются от организации терактов. Кстати, родственники последнего, чтобы доказать его непричастность, неоднократно проводили акции протеста.

А вот Виталий Федоряк в деталях рассказал, как они с Виктором Сукачевым планировали взрывы в Харькове, Запорожье и Днепропетровске. Требовали 4 миллионов долларов от государства, по 10 центов за каждого украинца.

Когда же будет приговор «днепропетровским террористам» не может сказать никто, поскольку за восемь месяцев процесса успели зачитать обвинительную часть дела и заслушать лишь 3 подозреваемых.

 

РЕКОМЕНДУЕМ